Филиал публичного акционерного общества "Авиационная холдинговая компания "СУХОЙ" "КОМСОМОЛЬСКИЙ-на-Амуре авиационный завод имени Ю.А. Гагарина"

КнААЗ


Те фронтовые, трудовые...

22 июня 1941 года. Война! Грозным эхом пронеслось это страшное слово по всей земле российской. Миллионы советских людей, проснувшись в то первое, кровавым заревом обрамленное военное утро, с болью в сердце поняли, что на них обрушилось небывалое горе, преодолеть которое можно только уничтожив на корню чудовище фашизма…

Сколько бы лет ни прошло, как бы ни изменилась наша жизнь – но подвиг людей военного поколения всегда будет волновать сердца их потомков. Мы снова и снова будем вспоминать те страшные дни – фронтовые и трудовые будни миллионов людей, объединенных общей бедой и единой целью. Сделать всё, чтобы победить врага.

…С 1938 по 1987 год работал на нашем заводе сборщик-клепальщик, Герой Социалистического труда, участник трудового фронта Михаил Лаврентьевич Трифонов.

Как многие в то время он начинал учеником клепальщика. После двух месяцев учебы всю его группу перевели в цех № 2, где молодые парнишки стали подручными.

– Технический уровень, – вспоминал спустя 46 лет Михаил Лаврентьевич, – в сравнении с нынешним был невысок. Многие операции приходилось делать вручную, что неудивительно – ведь заводу тогда было всего несколько лет от роду.

Но в начале 1940 года коллектив предприятия перешел к освоению другого, более современного изделия. Первое изделие начали собирать в июле 1940 года. С тех пор я начал работать самостоятельно, то есть стал ведущим.

…Война. Как и всякое горе, она была неожиданной. Беззаботное светлое прошлое осталось позади. Люди стали жить только настоящим и еще верой в будущую победу.

Всякая война приносит с собой огромные страдания как на фронтах, так и в тылу. Великая Отечественная была особенной – в ней решалась судьба всего советского народа, перед каждым стояла одна задача – приложить все свои силы для победы над врагом.

В первые дни, месяцы советские войска отступали с боями перед превосходящим в силе и мощи противником. На предприятиях всей страны был установлен одиннадцатичасовой рабочий день. Наш завод, как и другие предприятия, стал быстро наращивать выпуск продукции. В 1942 году за самоотверженный труд, за большой вклад в дело победы над врагом завод был награжден орденом Ленина.

Помнится, очень часто приходилось работать сверх 11-ти часов, –писал в своих воспоминаниях М.Л. Трифонов. – Но человек не робот. Из-за чрезмерного напряжения многие рабочие едва держались на ногах. Обязательно в конце месяца приходилось работать сутки, а то и двое не уходя с завода. Но в людях жила вера в Победу. Она-то и помогала все перенести, выстоять.

Как-то в конце августа возникла необходимость повысить выработку в полтора раза. Это был, можно сказать, наш предел. А у меня, как на грех, заболел подручный. Заменили его тогда учеником сварщика Николаем Белоконем. Конечно, справиться с таким заданием было нелегко. И все же мы с Колей работали круглые сутки, отрываясь от дела только на завтрак, обед и ужин. В это время бытовых комнатах стояло около пятидесяти коек. Рабочие, которые справились с полученным заданием, отдыхали здесь же, не уходя с завода. Проработав с Николаем более четырех суток, практически без сна, мы все же справились с заданием. А потом – заснули как убитые.

Тяжелое было время. По всей стране, на всех заводах и фабриках создавались фронтовые бригады. Всюду советские люди трудились и воевали с максимальной отдачей. Некоторые труженики за смену выполняли по две и даже три нормы. На нашем заводе таких было немало. Дневная выработка многих заводчан составляла 300-500, а иногда и 1000 процентов.

Положение осложнялось тем, что наши рабочие постоянно уходили на фронт, – вспоминал М.Л. Трифонов. – У станков и приспособлений их заменяли неопытные женщины и подростки. Приходилось на ходу обучать их делу. Но они осваивали профессию в изумительно короткий срок. За время войны у меня сменилось шесть учеников. Самый последний, Володя Инкин, пришел в 1944 году. С ним мы проработали до самой Победы. В то время Володе не было и четырнадцати лет. Небольшого роста, он напоминал ребенка. А ведь были нередкими случаи, когда приходилось трудиться сутками. И сколько же в нем было недетского упорства! Зубы стиснет – и работает столько, сколько требовалось, чтобы выполнить дневное задание.

Труженики нашего завода не только своей работой помогали фронту, но и собирали денежные средства, на которые изготовлялась боевая техника. Все военные годы я всякий раз подписывался на государственный заем и всегда полностью отдавал его в фонд обороны.

В годы войны в цехах было очень холодно. Но рабочие ходили и работали в чём попало – в фуфайках, стареньких ватниках. А теплые вещи собирали и отсылали на фронт.

Война стала величайшим испытанием для коллектива нашего завода. В ту трудную годину советские люди, проявив чудеса боевого и трудового героизма, сделали всё, чтобы победить врага.

…Далеко не каждый удостаивался в то время высоких званий и наград. Но по сути – героем был каждый. Каждый, кому довелось жить и работать в то время.

…С тревогой вчитывался Сергей Спирин в газетные сообщения – коричневая чума фашизма уже расползалась по Европе. Сергей в то время служил в Закарпатье, через всю страну, с самого Дальнего Востока, добирались до него редкие письма от сестры. Она писала, что работает на заводе, звала к себе после увольнения в запас. Сквозь ненаписанные строки Сергей понимал, что работает сестра не на простом заводе – на военном, а потому после увольнения со службы с решением долго не колебался, поехал работать на далекий завод. Когда в 41-м вспыхнуло пламя войны, Сергей уже был авиастроителем, трудился сборщиком-клепальщиком, не жалея себя вникал в дело, работал основательно, на совесть. Как многие авиастроители тогда, сутками не выходил из цеха, все силы отдавая фронтовым заказам.

В сорок третьем – голодном, холодном году – вызвал Спирина начальник цеха Гимранов.

- Трудное время, сам понимаешь, Сергей Иванович. Людям нужен толковый руководитель, знаток своего дела. Как считаешь, справился бы ты с группой?

Надо, так надо, долго раздумывать Спирин не стал и вскоре принял группу: тридцать человек, в большинстве – выпускники Куйбышевского ремесленного училища.

Трудно было. Мальчишки валились с ног от голода и холода. Не научились еще самостоятельно хозяйствовать – получат хлебные карточки, продадут на базаре, день празднуют, а потом перебиваются, кто как может. Пришлось Спирину как старшему пересмотреть их обеспечение, пайки выдавать. Отвечать он привык по совести – не только за план, но и за судьбу этих мальчишек.

…Много лет прошло с тех военных лет, менялись люди, все сложнее и совершеннее становились самолеты, выпускаемые заводом. А Сергей Иванович по-прежнему оставался мастером, воспитателем, организатором производства. Много раз его группе присуждались первые и вторые места в соревновании цеха и завода. Не раз его труд был отмечен. После войны за высокие трудовые показатели Спирин был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», в 1970-м по итогам ударной вахты в честь 100-летия со дня рождения Ленина – ленинской юбилейной медалью. В 1972 году ему присвоили почетное звание «Заслуженный мастер завода». В 1974 он был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

По публикациям газеты «Вперед» подготовила Марина Левина.
Крылья Советов. № 19, 2014 год.